ИмяВыдающийся игрок
Link
ИмяВыдающийся игрок
Link
ИмяВыдающийся игрок
Link

Рейтинг форумов Forum-top.ru
LYL photoshop: RenaissanceЗефир, помощь ролевым White PR
ФОРУМЫ-ПАРТНЕРЫ:
[SPN: the new adventures]АйлейDA: The AbyssVEROSZentrum Harry Potter: Lex Talionis yellowcross Divergent & The100 : Revelation

Ansion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ansion » Флешбэки » `В память о тех, кого уже нет рядом


`В память о тех, кого уже нет рядом

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Так наша легенда подошла к концу. ©
•Тип флешбэка: Воспоминание.
•Лица, принимающие участие: Некогда старые друзья.
•Влияет ли флэшбэк на основную игру?: Нет.

0

2

Из бездны небытия вновь возвращался он в этот мир невидимым странником, смиренной тенью, уставшей от долгого, безостановочного бега за собственной мыслью, неизлечимо больной яркой страстью души, влекшей его в самые удивительные и опасные места, возвращался он на земли своей прародины.
Поступь его шагов была ему непривычна, сколь бывает непривычно после долгого голодания вновь вкусить пищу, и он наслаждался каждым своим шагом, всем телом ощущая свое притяжение к холодной, сырой, еще не высохшей от долгого дождя земле.
Как удивительно не дорожить ни чем, после того, как однажды потерял все. Словно ветер, скитаешься ты по дальним землям, но каждый раз возвращаешься в свою обитель, место, где начался твой путь. Взгляд его вечно задумчивых, потускневших от многих видений мира был направлен на собственные лапы, впитавшие травяную росу и свежесть, слегка испачканные холодной грязью. Он взглянул на них и снова сделал шаг вперед, словно проверяя на прочность свои конечности. Его тело было также молодо, свежо, как эта утренняя роса, крепко, словно каменный валун, и прекрасно, как лазурная твердь неба. Но внутри него уже многие годы бушевал штиль задумчивости, находившей всегда внезапно, чувство трепетного ожидания перемен, которые не наступали и не наступят никогда, несменяемое ощущение горести и обиды от всего произошедшего. Вечное безмолвие окутало глубины его души-усыпальницы, давно покинутой всеми и разграбленной до тла. В погрузившемся в тьму костеле теперь был лишь он один, сопровождаемый молчанием. Словно горькая, вязкая конфета, запечатанная в разноцветный, блестящий фантик.
После стольких лет несладкой жизни, скитаний, возвышений и падений, счастья и горя, совсем разучился он различать приятные сюрпризы жизни от тяжелых, непосильных порою невзгод, - все ему стало бесмысленно, равнодушно, пусто и ничтожно в этом мире. Каждое действие, как казалось, всего лишь бег песчинки по остальным из суши в море. Никогда одна песчинка не смогла бы изменить берегов, но тысячи, миллионы их сделали бы великую перемену для моря. Одному невозможно изменить чего-либо, и юный король Солнца внял уроку, принял его и осознал многое, ранее ему недоступное. Николь, вечно скитавшаяся по берегам, уносимая ветром в путешествия от моря к берегу и напротив, вдруг она сомкнулась с другими, образовав с ними один единый комок, не крушимый ни ветром, ни водой. Бахари был мудрейшим из них, строго и четко знающим траекторию ветра, течения воды, умело пользующийся этим, но и он однажды был сбит с толку. Только странник так и не смог найти своих берегов, вечно обреченный скитаться по бескрайнему миру ничего не значимой песчинкой.  Близкие, друзья, любимые - это не то, чего хотелось от жизни, о чем он грезил летними знойными ночами, что лелеял холодными туманными утрами. Для него была уготована другая судьба, судьба для лучшего. Стать лучшим. Или уступить дорогу другим, кто более прыток, смел и горяч...
  "И кто я? Смешно. Ведь даже имя свое потерял. А вместе с именем ушло от меня нечто большее, словно сущность и характер давно канули в Лету прошедших дней, оставив меня безвольным и мрачным животным, без желаний, без целей, без всего, что необходимо всему живому в этом мире. Словно корабль мой сошел на мель, плотно въевшись в берега. И не плыть мне теперь больше, и не моя это дорога."
Но он познал нечто доселе неведомое, ошеломляющее молодых, потакающее старым. Теперь он знал: ничто не истинно в мире, ничто не натурально, И жизнь каждого существа, будь то великий король или же крохотный муравей, одинакова, равноценна. А все деяния наши, какими бы не были они грандиозными, с годами растают в тумане, оставшись уделом для стариков, блаженно вспоминающих старые деньки.
"И пусть моя память верно будет служить мне, когда кольнет меня острой тонкой иглой тоскливая сладость воспоминаний былого пути, на коем и тяжбы, и воодушевления были всегда желанны." 
Так заснул он, не имеющий более имени. И спал он сладко, видя то, кем он  когда-то был. Темная зелень ветвей лениво склонялась над бренным телом, пуская на него свою кружевную тень, ветер все также играл зеленым морем травы, а небо, покрытое сладкой лазурью и ванильно-молочными облаками, было так недосягаемо, высоко, величественно.

0

3

Она чувствовала себя удивительно молодой, юной плутовкой, делающей первые шаги в жизнь. И было странно осознавать, что, на самом деле, эти шаги подводили итоги пройденному пути. Что, на самом деле, эти лапы больше никуда не пойдут, ведь им больше некуда идти, они больше не в силах продолжать бессмысленное путешествие.  "Они обещали научить меня жить... А вышло так, что немногим вещам можно научиться в жизни." Так думалось золотистой, когда, продвигаясь сквозь сочную зелень тропиков, она продвигалась к равнине. Ей думалось, что сегодня будет один из тех самых вечеров, которые гостят в ее душе вместе с тоскливой сладостью воспоминаний о давно прошедших временах ее молодости. Н. не любила этих вечеров, потому что они всегда оставляли унылое, печальное, горькое сожаление, ощущение того, что все самое замечательное было уже пройдено, прочувствовано, пережито и не будет ничего впереди, кроме мрачной неизвестности и неумолимо приближающейся одинокой смерти. 
Так мысль текла за мыслью, иногда вырываясь из единого течения дум, но чаще мелькая лишь на секунду, в время шло, его ход был неуправляем, солнце заходило, а с последними солнечными лучами заходила свобода Н., казалось, умирал за горизонтом тот беспринципный и буйный характер, но золотистая лишь молчаливо поглядывала на яркий золотой диск... Взгляд янтарных глаз был отчужденным, полным тоски и печали, она мысленно прощалась со всеми теми, кого уже не было рядом. Снова мысли сменялись мыслями, и вот долина уже погрузилась в полумрак, небо осветили первые звезды, в то время казавшиеся Н. единственными лучиками надежды в этой кромешной тьме. Она тихо выдохнула и клубы белого дыма устремились в высь, к звездам. Лапы зашуршали по траве, то плавно скользя, то "застревая" на зеленой лужайке. И она ушла... Знаете как оно бывает, просто взяло, и исчезло ее "я". И не сталось его более... Н. шла, все дальше и дальше уходя на юг. Куда она направлялась? Это и для самой кошки осталось загадкой, она знал лишь то, что остаться не может. Что ее не станет, утонет она во всей этой суматохе и суете, потому и уходила. Тихо, тайно, неприметно. Словно хотела обрести счастье, найти что-то новое или взглянуть другим взглядом на старое так, чтобы это старое вдруг предстало в другом свете, красуясь во всем великолепии своего наряда и шепча, что сожаление здесь излишне.
Секунды мчались, бежали минуты, проходили часы, а кошка все так же беспрерывно шла на юг, шла в поисках, а сама не знала, что ищет... Луна уже стояла высоко в небе, и белые кучевые облака окружили ее, нежно укрыв своей воздушной пеленой. Одна за одной зажигались, словно маленькие яркие огонечки, звезды. Словно кто-то небрежно рассыпал их по черному полотну, они были такими искусственными и бездушными, даже тошно было смотреть. А внутри того усатого создания бушевали мысли. Одни лишь мысли, но такие разные. Чувство сменялось чувством, мысль заменяла мысль, лишь один путь его лежал непоколебимо вперед, к теплым землям забытой всеми колыбели. Н. лишь раз вспоминала об этом месте, но так интересно рассказывал о нем тот путник, пришедший с юга, что кошка и сам загорелась мечтой увидеть эти места вновь.
Ярко горела Полярная Звезда, освещая путь вперед, она, казалось, была единственным огоньком света, которому можно было довериться окончательно.  Существует на земле поверье, что свет Полярной Звезды  всегда приведет туда, куда желает сердце...

0

4

Он проснулся довольно поздно. Уже был легкий, очаровательный вечер, и солнце, лениво оглядываясь на север, опускало свои лучи. И эти лучи, тоскливо играя на пригорках холмов, медленно умирали. Эта была чудесная смерть... Так ему показалось, и он, насладившись зрелищем вдоволь, двинулся в путь. На север. Далеко. И казалось солнце умирало, теряя надежду, провожая путника в дорогу. В этот долгий путь...
Каждый шаг, совершаемый им в сторону некогда родной обители, которая в миг стала ему чужой, лишь отдалял его от воспоминаний прошлой жизни. Многое становилось для него несерьезным, смешным, пустым. Вся его жизнь, если оглянуться назад, была совершенно странной вещью. И вот она прошла... Прошла словно луч солнца, сиявший ярко и величественно, но все же закатившийся за горизонт. Он никого не любил на самом деле, но был любим многими. Впрочем, это неудивительно, обычно таких, как он, любят не за верность, романтику и нежность. Эти понятия ему не присущи, но есть нечто большое, что заслуживало в нем любви. Это нечто - понимание. Да, он так и не нашел в этой жизни настоящей любви, не сохранил близких и преданных друзей, которые всегда вспоминаются, словно теплые, солнечные и безмятежные дни пышной молодости. Он не стал тем, кем лелеял стать. Он мечтал о высоком. Но не было ни величия, ни славы, ни известности.  Он мечтал стать кем-то, но в итоге так и остался никем. Впрочем, жалеть уже было поздно и бессмысленно, к тому же он прожил самую обычную жизнь, что проживает и каждое живое существо на свете. Желания остались желаниями. Мечты остались мечтами. Мысли так и остались не высказаны. Поступки его унесло течение времени в бездну прошлых лет. Все, чем он жил и дышал, перестало существовать, либо обрело новую жизнь, в которой не было места для былого. Так он шел, а путь его хоть и был не близок, но навевал приятные воспоминания, словно странник вспоминал сладостный вкус амброзии жизни, которую он сумел в свое время вкусить. Да, это было замечательное время: были и радости, ликования, страстные упоения, были печали, горечи, тоска, были падения и новые подъемы. Да, это было непременно замечательное время, но он лишь сейчас стал осознавать все это. Луна уже заняла небесный трон, и ее тусклые отблески заиграли на темно-зеленой траве, шуршавшей под лапами странника. Ночь таинственно наблюдала за его путешествием, с явным скептицизмом ожидая увидеть его разочарования во всем прошедшем, измеряя каждый его шаг. А он уже забыл ощущение ветра, шелест травы, вкус свежего воздуха здешних мест. Все это было так далеко, так несбыточно было вновь вернуть частицу прошлого. А сейчас, взирая с высоты прожитых лет, наступило какое-то гадкое смирение, осознание невозможности дальнейшей борьбы, и приоткрылась та завеса, некогда так усердно скрывавшая свои тайны. Каждый из нас знаком с этой завесой, ведь имя ей - разочарование. А после. Когда резкость ощущение размылась, осталось спокойствие, гармония, тишина. Сколь многое оказалось пустой, низкой, житейской оболочкой, лишь внешней стороной. А вещи, которые действительно были достойны времени, тогда казались... Их ведь всегда можно было успеть потом? Но это "потом" так и не пришло.
Шли своим чередом размышления, пребывая в сговоре с ходом времени, а верные его лапы, давно отходившие свое, привели его к истокам легенды, некогда великой, чтобы вновь сдуть с ее надгробия мусор, принесенный ветром времени. Как же мы чертовски любим ворошить прошлое. Те моменты, когда были близкие нам люди, когда, кажется, трава была зеленее, небо чище, а отношения более искренни. Сейчас же трава была темной и прохладной, и небо, закутанное в загадочную ночную вуаль, не предвещало более ничего. Озеро Новой Жизни, к которому его вывела старая тропа, давно опустело, ведь те, кто так преданно любил эти сказания, уже выросли и перешагнули через заветное добро своей юности. Очертания деревьев и кустарников сливались в сплошной, беспросветный лес, заросли уже былые тропинки, камыши плотно сковали пологие берега. И место, бывшее сердцу милее всего, теперь не вызывало ни отголоска прежних чувств.

0

5

Так, значит, не будет больше сказок? Уж так положено, что двери, из которых ты вышел, за тобой закрываются. Но с каждой закрытой дверью, распахивается другая. И как бы не было больно расставаться со всем, что было очень любо сердцу, ход времени не соизмерим с желаниями существ, будь это некто величайший или некто, находящийся на самом дне жизни, как  бы ошибочно мы не полагали, что правила этой игры для всех разные, они все же одинаковы. Пережив рассвет, полный волшебства и чудес, многие из которых уже забыты, восхождение своего солнца, подарившее бесценный опыт, пусть и не глубинные, но знания (ведь глубинных знаний не бывает, это понятие так же относительно, как, например, простая лужа: кто-то видит в ней грязь, а кто-то - отражение неба), очаровательную искренность дружбы, мудрые горести и нежные радости, сейчас она наблюдала закат своей жизни. Впрочем, она была довольна и еще не собиралась отправляться в забвение, хотя и дорога туда уже стала куда яснее, чем еще несколько лет назад.
  Н. с осторожностью осмотрелась вокруг, стараясь не застать никого, а, убедившись в своем единении с местом, сошедшим из середины книги о ее странствиях, двинулась к берегам лесного озера, заросшего и ставшего совершенно диким, как для сознания, еще хранившего в памяти старые картины этих мест, так и для сердце, совсем не признающего его родным. Старая тропа уже давно исчезла под слоем молодой травы, но Н. и без этого знала дорогу. Она преодолела последний холм, и перед странницей возникла небольшая поляна, а там, не так уж далеко, виднелся силуэт, быть может, такого же существа, бережно заботящегося о том, что было дорого, или, может быть, браконьера, желающего найти в чьих-то покинутых вещах нечто драгоценное. С пару минут понаблюдав за чужаком, она все же решила поинтересоваться его персоной. Похоже, годы не изменили ее. Не совсем изменили. Кошка неспешно спустилась, не колеблемая ни страхом, ни сомнениями, чтобы узнать, по какой случайности появился здесь этот силуэт и кто конкретно скрывается в тени ночи.
  Когда же расстояние между ними сократилось в разы, Н. то ли с ужасом, то ли с нескрываемым удивлением громко воскликнула:
- Не может быть! - а затем, перейдя на тихий шепот продолжила, - Неужели это ты?..
Кот, которого она теперь ясно видела и в котором признала старого спутника жизни, предстал перед ней ясным укором того прошлого, что она так бесцеремонно покинула, и в то же время лучиком тепла, согревающего сладостью воспоминаний. Трудно было сказать, рада была странница этой встречи или с упорством не желала верить в происходящее. Но одно, пожалуй, было ясно так же, как та луна, что взошла царицею неба и осветила своим бледным светом землю, - эта ночь должна провести последнюю черту и поставить точки там, где сейчас еще стоят вопросительные знаки. И, наверное, так лучше?..

Отредактировано Соня Мудинг (2015-03-27 15:57:23)

0

6

Призраком отжившего счастья, полупрозрачной тенью былой жизни он двигался в море трав, не оставляя следов. Его, может быть, выдавала лишь предательски шуршащая трава, распрямившаяся и поднявшаяся  над холодной, чуть влажной от росы землей. Кот неспешно вышел на поляну, с игр на которой началось его прекрасное детство, и мысли окутали его в свои легкие, как предрассветный туман, предвещающий начало нового дня, объятия. Невольно поднялись со дна души картины юности, стряхнув с себя пыль. Как много лет назад, он вновь взобрался на большой каменный выступ, выходящий к водам озера Новой Жизни, вновь взглянул на луну, стоявшую в небе высоко, как смотрел на нее совсем давно, опустошенный житейскими проблемами. Стоило прожить всю жизнь, пройти все дороги, увидеть весь свет, прежде чем понять, что все его проблемы - вовсе не проблемы, а лишь ловкие обманы судьбы, что порабощает столь многих. В суете дней он слишком много волновался о том, что в действительности было неважно. Не имеет значения, что думают о тебе другие, если ты сам следуешь воле сердца и если твое сердце живет в согласии с разумом. Не имеет значения, насколько прекрасна твоя шерсть, пусть даже словно золотом отливающая на солнце, если в глазах застыла сухая безжизненность или опьяняющий нарциссизм. Совсем неважно, сколько богатств ты нажил беспросветным трудом, если вся жизнь была глухой, нескончаемой работой во славу и угоду этих сокровищ. Ничего не значат все знания, накопленные тобой, если ты собираешь их лишь для того, что выделится из толпы, быть особенным. В толпе нет ни умных, ни богатых, ни популярных, все это лишь внешняя сторона вопроса, в сущности выглядящего иначе. Вам кто-то сверху, имеющий на вас изрядное влияние  до тех пор, пока вы сами не начинаете мыслить, сказал, что самое красивое животное - пантера, и вы поверили. Вы без сомнений приняли на веру то, что сова мудрее всех, а лев самый влиятельный и богатый, одним словом, истинный царь. Почему вы доверились чужим стереотипам? И где же ваше собственное мнение? А чувство вкуса? Лишь сейчас, вглядываясь в загадочный лунный диск, он понимал, что для него куда красивее всех пантер страшный бобер, на самом деле, весьма симпатичный, но лишенный всякой хвалы и славы, и от того безызвестный, что самым мудрым стоит считать черепаху, пусть и не кричащую о своих глубинных знаниях, но имеющую их на самом деле. И уж чего говорить, что лев, лишенный своего матракажа, в обычном свете животное ничем не лучше всех остальных. Так когда же вышло так, что мы  перестали верить себе, а слепо доверились непонятно кому? Когда перестали верить в собственное счастье, в собственные, пускай, кому-то нелепые мечты?
- Ответь мне... - тихо прошептал странник, обращаясь к безмолвной царице неба. - Ты молчишь... Тогда давай помолчим.  И, может быть, ответ сам откликнется на мой зов.
Кот выдохнул и, почуяв приближение еще кого-то, обернулся к источнику звуков. И встреча, которая должна была несказанное удивить своей внезапностью, была спокойна и ожидаема. Он в мраке ночи слегка блеснули его глаза огоньком какого-то живого происхождения, словно рожденного в самых глубинах души.
- Возможно, да, - чуть громче протянул кот, - возможно, нет... Это зависит от того, кого ты ищешь. Хотя я в любом случае рад тебя вновь увидеть. С момента нашей последней встречи прошло несказанно много, и, наверное, будет глупо спрашивать, как жизнь, но я попытаюсь.

0

7

Прошло уже так много. Миновала целая жизнь. И вот ее душа, уже готовая распрощаться со всем привычным миром и вновь вернуться домой, погрузившись в течении родной Леты, занять там место среди таких же, что она сама.
- О, нет. - Смеется она. - Нет, мы не можем вернуться в прошлое, как бы мы не пытались. Каким бы чудесным оно не было, прошлое — это всего лишь прошлое.
Н. смотрела на него, но никак не могла найти ни единой родной черты в этом образе, словно чужом теперь для нее. Любовь своей юности путница встретила как старого друга. Теперь она ценила в нем не красоту и статность, куда важнее стали опыт, мудрость, самообладание.
- Возможно, да, - произнес ночной гость, - возможно, нет... Это зависит от того, кого ты ищешь. Хотя я в любом случае рад тебя вновь увидеть. С момента нашей последней встречи прошло несказанно много, и, наверное, будет глупо спрашивать, как жизнь, но я попытаюсь.
Кошка, как бы странно это не прозвучало, ожидала таких слов. Они не были для нее откровением и чем-то новым. Так же спокойна Н. ответила ему.
- Разве я могу рассказать тебе что-то такое, чего ты не знаешь обо мне? - Плутовка усмехнулась улыбкой кошки, поведавшей уже довольно много и отправляющейся на заслуженный покой. - Похоже, мой друг, и мне пора покидать этот мир. Мы с тобой будто старые игрушки, вышедшие из моды. Хотя знаешь... - Она обошла своего собеседника и, обернувшись к нему, продолжила:
- Я знаю точно, придет и наше время, когда они, однажды взглянув на это небо, эти звезды, вновь вспомнят о том, что до них здесь были мы. И мы так же дышали, жили, любили и умирали. Мы - миллионы звезд на небосклоне, те, кто несет память поколений. Прости... - Н., глубоко выдохнув, устремила свой взор на темное полотно небес. - Я, наверное, сказала уже много лишнего. Но все это, наш маленький мир, понимаешь. Все это было мне безумно дорого, и я не знаю, как стоит прощаться с прошлым. Я не умею этого...

офф

Мечик, прости, что-то мы затянули с написанием. Знаю, пост не информативен толком, но обещаю дальше втянуться.

Отредактировано Соня Мудинг (2016-06-13 01:38:48)

0


Вы здесь » Ansion » Флешбэки » `В память о тех, кого уже нет рядом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC