ИмяВыдающийся игрок
Link
ИмяВыдающийся игрок
Link
ИмяВыдающийся игрок
Link

Рейтинг форумов Forum-top.ru
LYL photoshop: RenaissanceЗефир, помощь ролевым White PR
ФОРУМЫ-ПАРТНЕРЫ:
[SPN: the new adventures]АйлейDA: The AbyssVEROSZentrum Harry Potter: Lex Talionis yellowcross Divergent & The100 : Revelation

Ansion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ansion » Эпизод I » Акт XV. Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся


Акт XV. Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1.Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся
2. Мезграф отчаялся обратить на себя внимание кого-нибудь из агентов Сопротивления, когда бармен Уолли предложил ему поговорить лично с координатором. Перед белоснежным котом стоит непростой выбор: поднять на борьбу своих собратьев или оставаться в безопасности, работая на хозяина. Возможно, это именно тот случай, когда один леонал сможет повлиять на судьбу целой системы.
3. Мезграф, Рэйглор,Мириам Тонг
4. Время суток в начале игры: вечер
Планеты: Осмарон
Локации: Мезграф — кантина, поместье Мириам, поместье хозяина
Рэйглор — кантина, поместье Мириам, ферма
5. Активен.

0

2

Меграф шел. Бежал, если сказать точно, бежал из последних сил, стараясь не дышать, растворившись в ночи. Леонал выждал достаточно, прошел большое расстояние, запутав охрану, а теперь пришло время возвращаться назад. Рука с бумажкой — начерканным Уолли адресом — болела. Из нее лилась бы кровь; будь это так, Мезграф не заметил бы: душа болела сильнее.
Он не мятежник, нет. Ему далеко до мятежа, как далеко Кассару до звезд, на которые он смеет молиться. Не человек, чудовище захватило их край, а они верили ему, как глупые котята, вдохновлялись его мужеством и убивали своих же братьев под его флагами. Мирная система. Новая система. Система, что простоит тысячу лет.  О да, она простояла уже, хотя уложилась в три десятилетия, которые для леоналов и ристийцев стали вечностью. Они ведь не рабы, не хотят людям ничего плохого, никогда не хотели. Но люди слепы в своем величии: стоило им проложить начало веку технологий на Осмароне, гордость поглотила их. Гордость станет их гибелью. Воспоминания опять накатывают пенящимися волнами — не успеет отогнать. Снова леонал дома, снова отец и мать рядом. Их истязают, их убивают — снова. Их сын снова ничего не может возразить.
— Ты забыл меня, — шепчет умирающий леонал. Не ему шепчет, быть может такого и не было, просто приснилось одной из долгих ночей. Голос тепел, ласков, он все еще любит своего котенка, даже после того, что леонал сделал.
— Как же я мог?
— Забыл, — грустно вторит отец, — все забыл.
Разве есть утешенье такому горю старого человека? Отец был рабом, всю свою жизнь, но он мудр как никогда не будет мудр Мезграф. Впрочем, его скоро не станет, а с ним уйдут воспоминание об отце: больше старика некому помнить. Смерть витает в облаках, и даже если кот видит, порыва нет. Он умрет, он скоро умрет, скоро встретит своего брата, свою мать, скоро скажет отцу за что он умер. А действительно, за что? Друзей у него не было толком, семьи тоже не пришлось иметь, спасибо прежнему опыту, никаких накоплений и долгов никаких. Свободный леонал с черной меткой на плече. Свобода сама по себе похожа на сказку, что-то нереальное. Свободный леонал — оксиморон, если ты не советник, эта пиявка, сосущая кровь с целых поколений миллионов, которую нужно раздавить одним пальцем, только бы зараза не распространялась дальше.
Кот двигался осторожно, но быстро, прячась под каждым большим кустом. Охраны нет, а даже если появится, людям не помогут их чудные браслеты и очки ночного видения. Он охотник, все-таки, охотник за бесплатной работой. Но духи берегут его, они не дадут храброму сердцу пропасть, а если он делает это он, вероятно, считается храбрецом. Духи — отдельная тема. Большинство леоналов суеверны: свечка там, свечка тут, божок за дверью, спаси, о Великий Мхиту, защити живых и обездоленных. Наверное, они просто молятся не тому богу, иначе все вышло бы по-другому. Например, люди прилетели бы и стали считать их, больших котов, братьями, а не скотом, Салит нашел бы свое средство передвижения — об этом гудит каждый отец в каждой семье каждый вечер — люди покинули бы Ансион, оставив властвовать гениальных, но вовсе не харизматичных кама, что являются больше учеными, не правителями. Все было бы иначе: хорошо или плохо неизвестно, просто по-другому. А ристийцы, от них мало проку, их нужно перед выбором ставить, только тогда огонь ненависти поглотит недолюдей. Разожги огонь в себе и вспыхнет пламя.
Мезграф сам не заметил, как дошел до дома своего бывшего хозяина. Бывшего — теперь леонал мог так говорить: человек не властелин более, это коты скоро докажут. Но проклятий не сдержать:
— Где бы ты ни был, куда бы ты ни пришел — я найду тебя. И ты умрешь. В муках, прося пощады на коленях, как раб. А рядом с тобой умрет все твои близкие. Я вернусь. Быстрее, чем ты думаешь.
Леонал клялся во тьму ночи, зная — ночь слышит. Ночь укроет его, ночь поможет, ночь благодарит. И Мезграф рад ее присутствию как ничему прежде, она единственный свидетель, который умеет хранить секреты. О, как много зла укрывает час ночной! Никто и не заметит, если он добавит еще каплю.
Шикарный особняк, который он искал, на месте оказался обычным домиком из местного дерева, спрятанный в маленькой роще. И хозяйка, нет, скорее горничная, собирала цветы  в саду, а девушка, вероятно, ее дочь, сидела рядом, погрузившись в книгу. Бумажную книгу! Это было подобно прозрению: девушка в простом платьице и есть таинственная госпожа. Девушка-леонал! С бумажной книгой, что стоит как десятая часть их планеты, просто читала в саду. Она, должно быть, не боится самого Миту, бесстрашное сердце. Ему, сыну великого отца, есть чему у нее получиться.
Ты еще будешь гордиться мной, баба. — И тьма кивает — он простит и поймет, только сделай этот шаг, только подойди.
Ночь прекрасна, сияют звезды, красавица шутит со своей матушкой-служанкой, отложив дорогую книгу подальше, как мелкую безделушку. Одно мгновение, но какое красивое! Просто королева, просто верный рыцарь, несущий ей послание от любимого товарища. Красивая, чужая жизнь, ему ни за что не стать ее частью. Духов больше нет, остались только тени.

0

3

Каким бы беспечным существом ты себя не считал, всё равно реальность осечет тебя и заставит посмотреть на всё под иным углом.

Она любила такие вечера, когда не нужно было никуда спешить. Уличный фонарик, любимое плетеное кресло, плед и увлекательная история, каждый раз новая. Где-то в саду причитает тётушка, опять жалуется, что в очередной раз блоггины пробрались через сетку и перетоптали половину её цветника. Дяде Хади придется вновь утешать её и задабривать своё имя, ибо Тани не успокоится, ведь сколько раз она просила мужа заделать эту дыру в сетке. Тетушка ещё немного поворчит-поворчит, и  потом они помирятся и утром всё будет хорошо.
Их семье повезло, ведь они свободные. Никто и ничто не может сломить их дух и заточить тело в цепи и оковы подчинения. Повезло. Но таких, как они, слишком мало. Мириам могла пересчитать по пальцам семьи, которые были освобождены от гнёта владельцев. Такое положение не очень радовало юную представительницу рода леоналов. С самых ранних лет им показывают суровую реальность, с пеленок каждый детеныш леонала знает — он раб. Ослушаешься — голодай, совершишь ошибку — страдай, восстаешь — умирай.

Будь благодарна великим Звездным Королям, Мириам! Они дают такой шанс только однажды. — Вечно твердит тетушка Тани. Она не поддерживает идей и идеалов своей племянницы. Ей спокойней и приятней копаться в своем садике, нежели задумываться о каких-то переворотах, строить планы по освобождению. — Цени свою свободу. — Как бы это ни было жестоко, но Тани не заботит ничего, кроме своего дома и той территории, которая принадлежит ей по документам. Она не интересуется политикой, статистикой. Ей абсолютно всё равно.

Мы ничего не сможем сделать, детка. Власть над этим миром принадлежит другим, и ты это прекрасно знаешь. Так зачем рисковать? — Хоть дядя и скрывает свои истинные намерения и чувства, она видит, как ему тяжело приходится переживать каждую новость об очередной смерти знакомого ему леонала. Искра восстания быстро тухнет в нём, когда он спускается с небес на землю, плотно упираясь в неё своими лапами.

Мириам всё понимала, но не такой жизни она желала своему народу. В одну из таких ночей она пообещала себе, что однажды спасет всех и побывает на каждой звезде, которая бедствует и нуждается в помощи. Её цель лежит у неё в лапах, нужно просто держать её крепче.

0

4

Что за вечер такой? В голову лезут воспоминания — как некстати! — записка жжет лапу, а глаза девушки, испуганной красавицы, точь-в-точь как у его матери.
Как тут не вспомнить одну из прогулок, когда малыш Мезграф попал на прием в одно из барских поместьев? Его мать, Сулла, отлично готовила, потому считалась желанной гостьей на любом торжестве: от дня рождения годовалой дочери помещика до праздника в честь Дня системы. К сожалению, талант матери не ограничивался одной лишь готовкой, она еще пела. Прекрасно пела. Мезграф уже дошел до того возраста, который люди гордо именуют "за тридцать", но до сих пор разделял мнение маленького котенка, который, когда его папа позволил ему послушать концепт, идущий по Голосети, не понимал, почему все так чествуют лысых, поющих намного хуже. Он даже набрался смелости и спросил об этом, долго соображая что значит звонкий смех родителей и это: «Найди у нее уши и хвост, Меза. Найдешь — я расскажу тебе».
— Это люди, Мезграф. Никогда не наедаются, — Сулла тычет ему кусочек чего-то пахнущего, как еда богов, а сама украдкой прячет такой же пакетик в карман.
Котенок только что услышал историю о том, как люди, поев разнообразных деликатесов, выпивают стаканчик чего-то прозрачного, отходят на несколько минут, а затем продолжают трапезу, с новой силой. Его чуть было не вырвало там же, спасибо предупреждающему шлепку от заботливой матушки.
«Я не хочу быть таким» — маленькая мордочка упирается в пушистый бок взрослого. Котенок врет, незачем вокруг да около ходить — как пить дать врет. Не может раб не хотеть поменяться местами с господином, хотя бы на один денек. Но сегодня он не этого хочет.
Это напоминало сказку, какую-то странную историю, почти позабытую под покровом тьмы. Девушка, книга на ее коленях, добрая старая тетушка неподалеку, а еще тихий вечер и ненавязчивый аромат ухоженного цветника. Такие красавцы-бутоны не растут на Осмароне, едва ли их с Ристина завезли. Живые цветы на мертвой планете? Невероятно, если только правда.
Девушка тоже казалась знакомой: он словно знал ее тысячу лет, а потом забыл — на одно мгновение — вот почему она исчезла. Обиделась. Теперь смотрит на Мезграфа широко распахнутыми глазами, боясь даже вздохнуть, он же, совсем наоборот не может надышаться прелестными ароматами, а глаза постоянно упираются в землю.
— Мириам, милая, кто это? — тетушка явно напугана, даже не пытается это скрыть. Или мама... нет, на маму не похоже. Мама такой прелестной барышни попивает чаек, сидя на веранде где-нибудь поблизости.
— Мириам Тонг? Я... меня прислал Уолли, бармен. Я очень хочу помочь.
На "очень" леонал сделал акцент, поглядывая поочередно на тетушку и на барышню. Как оказалось, не зря: руки старшей дамы уже тянулись к пульту, на котором можно было с легкостью распознать герб системы. Охрана. Действительно, кого же еще звать, раз на вас с племянницей нападает бешенный леонал, тем более не просто нападает, а стоит и выбирает куда же лучше ударить. Женщины. Все им можно простить, любую глупость. Такой красавице, как юная девушка, Мез простил бы любое добро и зло любое.
— Не хочу причинять вам неудобства, но за мной может быть погоня. Понимаю: желанный гость из меня неважный, однако нам стоит войти в дом. Либо сарай, на ваше усмотрение. Я привык, — он говорил с ежесекундными запинками, то поднимая глаза на Мириам, то снова опуская. На тетушку белоснежный кот не посмотрел ни разу.

0

5

Увидев на пороге двора незнакомца, Мириам забеспокоилась. Она почувствовала, как её шерсть распушилась, хотя за скрывающей тело одеждой этого и не было видно.

Слегка пристав, девушка обернулась в сторону тетушки, жестом попросив её вернуться в дом. Мириам чувствовала, что данный гость пришел не просто так. Однако Тани не спешила уходить. Отложив секатор в сторону и сняв с лап садовые перчатки, тетушка поднялась с земли и с недоверием подошла к небольшому белому заборчику, чтобы разглядеть вечернего гостя повнимательнее.

Мириам Тонг?

Девушка полностью поднялась со своего плетеного стула, небрежно скидывая на пол плед. Отложив книгу на стоящий рядом столик, кошка перешагнула через ткань, тем самым приближаясь к незнакомцу ближе и ближе.

Я... меня прислал Уолли, бармен. Я очень хочу помочь.

Этого было достаточно, чтобы Мириам поняла, кто именно стоит перед ней. Девушка сошла со ступенек, подходя к обеспокоенному гостю. – Откуда Вам известен Уолли? — Она услышала, как в доме щелкнул свет. Не сомневаясь, Мириам поняла, что дядя тоже заметил белоснежного кота в их дворе. Ещё секунда и Хади оказался на крыльце дома.
- Чего тебе тут нужно? – Хмыкнул мужчина, недовольно захлопнув дверь.

Если она ничего сейчас не предпримет, то вечер обернется трагедией. – Успокойтесь. Мы Вас укроем. — Пытаясь не реагировать на Хади, еле слышно произнесла Мириам, взяв леонала за окровавленные лапы. Она с испугом посмотрела гостя, после чего быстро добавила, — Следуйте за мной.

Мириам потянула незнакомца за собой, игнорируя  крики дяди и всхлипывания тетушки. — Там за домом летняя кухня. Дверь открыта, — Держа в одной руке подол платья, а другой крепко цепляясь за белого льва, не похоже для себя, протараторила она, заворачивая за угол, — Зайдите туда, запритесь на внутреннюю щеколду и спрячьтесь за мешками с зерном, пока я не вернусь.  — Остановившись, Мириам буквально пихнула вечернего гостя вперед, после чего поспешила обратно. Сейчас важно успеть переубедить родных, прежде чем они вызовут охрану. Только б успеть.

0

6

Откуда ему известен Уолли? Ну, сложно объяснить что леонал делал в обычной кантине, где агенты Сопротивления ищут сторонников среди людей, а не рабов. Кого угодно, не рабов. Ведь им не по силам защитить себя, они даже жить сами не могут. Глупые эти люди. Тупые, гордые, самодовольные. Их прибытие — отголосок проклятья, упавшего на головы котов тысячу лет назад.

— Я хочу помочь, — повторил леонал, борясь с подступающим к горлу комом, — и если я могу это сделать, то сейчас. Только скажи мне как.

«Забудь о титулах, о должностях, о принцах и принцессах. Ты сильный кот, а она красивая девушка, хватай ее и беги» — и он побежал бы — тысячу лет назад. Но добавлять к своим преступлениям похищение юной особы? Мезграф ведь не идиот в конце концов. Да и не умеет она быть женой простого работяги: многому ли можно научиться, проводя вечера за книгами? Зачем ему жена с душой звезды? Простой работяги хватит.
Его отец был великим воином, а брат никогда не стеснялся своего норова. Но Мезграф не воин — он леонал с душой кролика. И благородной особе белоснежный кот ничего не может предложить.

И как она не боится? Леонал вдвое больше юной красавицы, а еще совсем не похож на мирного кота. О каком мире идет речь, когда вся планета скоро будет в огне?

По Голосети часто показывали рекламные ролики, где играли красивые самцы и самки, часто с детенышами, в уютных домах и улыбками на их крошечных плоских лицах. «Они счастливы» — кричали рекламщики: «Купите эту штуку — и будете счастливыми тоже!»
Если подумать, люди и леоналы во многом похожи. Леоналы тоже любят свою землю, свой дом, жен и котят. Они честно работают и не просят ничего у великих этого мира — у них все есть, они поделятся, если другие попросят, охотно, с вежливыми улыбками и вопросами, не подсобить ли пришельцам чем-нибудь еще. Но пришельцы не просят, они приходят и забирают, обращают осмаронцев в рабство.
«Они подобны нам!» — кричат бледнолицые на своих плакатах, когда их фондам нужны еще деньги, и никто им не верит. Только не сейчас, не здесь.

Некоторые бунтуют, как Мезграф. Некоторые молчат и отводят глаза, как дядюшка этой прелестной особы. Мириам девушка, вдвое меньше него, а она не боится. Их советник боится, их власть боится — одного человека, но не она. Мириам Тонг не боится даже дьявола. Он сделал бы все для своих котят. Достать Бараэль с небес? Невозможно. Но Мезграф попытается. Девушка делает добро не для своих котят — для своих людей, которых целая планета. Не достает солнце — оставляет им небеса.

Мезграф ощетинился, услышав первые звуки, вырвавшиеся из горла незнакомого леонала, вспоминая боевую стойку. Но коты не воины, они мирные фермеры. Рабы мирных фермеров.
— Что тебе тут нужно? — почти кричит человек, тихо кричит. И плевать на шерсть, усы и кошачьи глаза. Хозяин этой усадьбы не заслуживает гордого имени леонала, это самый настоящий человек со скромной душонкой.
— Я не к тебе пришел, — гордо отвечает кот, а человек хмыкает и уходит. Мягкая лапка девушки тащит его в неизвестном направлении, и Мезграф бежит туда, уже вверив ей свою жизнь. Когда эта война закончится — а так непременно случится — белоснежный кот заберет эту девушку с собой, поближе к звездам, и они будут жить долго и счастливо.

Отредактировано Мезграф (2017-01-10 23:31:31)

0

7

В груди девушки полыхал пожар, ещё немного и сердце откажется функционировать совсем.  Но всё это меркло перед ситуацией, которая может произойти, если она не поспешит.

Спотыкаясь о подол платья, юная леоналка показалась в саду, где всё и началось. – Куда ушел дядя? – Голос Мирима заметно подрагивал, она с надеждой взглянула на свою тётку, однако одного напуганного взгляда Тани хватило, чтобы подкосить Мири.  – У нас большие проблемы. – Неестественно твердым тоном отозвалась леоналка, после чего бросилась обратно в сторону летней кухни, куда она только недавно послала белоснежного кота. 

Отряд прибудет через несколько минут. Нужно что-то делать.” – Мысли лихорадочно сменяли друг друга, она старалась сосредоточиться.  –  “Он не должен умереть! “

Мириам остановилась, завидев около летней кухни своего дядю и прижавшегося к стене Мезграфа. – Не тронь его! – Зашипела леоналка, сорвавшись с места. – Дядя! – Она уже практически приблизилась к мужчинам, как подол её платья зацепился за торчащий корень  старого дуба и предательски свалил Мири на землю.  Жгучая боль окропила её лапы, рукава были разодраны, практически весь перед одеяния был перепачкан землей и травой, леоналка скорчилась от дискомфорта, по щеками тонкими струйками покатились слезы, смачивая испачканную шерсть щек.

Было ли это предрешено судьбой или же всё произошло случайно, но Хади обернулся и на время забыл о своем пленнике.
Пришло время направить боль во благо. Заметив на себе внимание дяди, Мириам принялась жалобно кричать, так обычно делали маленькие котята, которые старались привлечь к себе внимание взрослых, когда им больно или они чувствуют дискомфорт. 

Она стала кричать ещё сильнее, когда Хади попытался поднять свою племянницу с земли.  – Я, кажется, сломала себе лапу, – Всхлипывала носом Мириам, выигрывая для белоснежного гостя время.  Она вцепилась лапой в плечо дяди и со всей силы сжала его, от чего лицо мужчины исказилось от боли. – Дядя, не бросай меня! – Леоналка повисла на родственнике, а он в свою очередь помог ей подняться.  – Нужно ехать в госпиталь. Мне больно. Больно! – Не унималась “раненная”, после чего прижалась грязной щекой к свободному плечу опекуна, так будет удобней наблюдать за Мезграфом, который, почему-то не особо и спешил убегать.

0


Вы здесь » Ansion » Эпизод I » Акт XV. Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC